ты уникален;

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: прозой (список заголовков)
11:34 

железный занавес

никому не важна ширина штанин
железный занавес упал - а мы здесь голые, почти бесполые, и пепел европейских стран встал нам комом в горле. пока мама и папа плакали о том, что негде взять денег на калач и лапоть, мы лежали, завернутые в одеяло, и дрожали. это на нас упало счастье быть свободными, но что с ним делать - никто не ведал, мы еще не видели неба, но уже не чурались ни зрелищ, ни хлеба - зрелищ было достаточно, а хлеба, в общем-то, не было.

это когда мы росли - вместе с нами росли магазины, заполнялись витрины, трень-брень-гусельки заменили нам тренды и бренды; это мы, вскормленные пепси и колой, стали жевать жвачку и в джинсах ходить в школу.

колется свитер, мама, я хочу кассету, где Питер Пэн говорит одним голосом с Крюком, мама, я не буду котлеты с луком. горе ты мое луковое, причитает мама, где пять рублей, которые я тебе на проезд давала? а ты молчишь, ведь на пять рублей ты купил город, купил опиум для народа, газированную воду, удачу и мороженку взял на сдачу.

это нам ветер подул в спину, это мы - революции Украины, это мы - третье тысячелетие, это мы за всю эту дрянь в ответе: за Love is и за Dr. Pepper, за надписи в туалете, за ''вот записка, продайте мне, тетенька, пиво и сигареты''; это нам стали раскрывать все секреты, это мы - Эдвард Сноуден в Шереметьево, это мы - дети, расстрелянные в Беслане, финансовый кризис, Дима Билан и Буланова Таня.

прости нас, мама, что мы не пошли в школу: пепел европейских стран встал нам комом в горле,
железный занавес упал -
а мы здесь голые.
железный занавес упал
на наши головы

@музыка: on-the-go

@настроение: brother

@темы: я, стихами, простыня, прозой

20:49 

никому не важна ширина штанин
вечером
я выхожу в город.
тёплый весенний ветер расправляет мне плечи,
делает меня гордой,
доносит меня до порога.
уже не болит горло,
и я сообщаю дому,
через силу делая важный вид:
у меня ничего и нигде не болит.

чушь. болит,
когда ветер перестаёт меня обнимать,
когда опять
выпадает снег,
меня в этом доме нет,
меня в этом городе нет,
у меня нигде и ничего нет,
никто не знает, где я была,
умирала и умерла,
выбирала и убрала,
врала, врала
тёплому весеннему ветру, приходила домой и сгибала спину.
я замёрзну и сгину,
если ветер меня покинет,
но если ветер меня подкинет,
я полечу над домами, снова расправив спину,
расправив крылья. а вернусь, спросят, где я была?
умирала и не умерла

@темы: прозой, простыня, стихами, я

19:48 

никому не важна ширина штанин
да ты о чём?
я не знаю - что, где, почём.
мальчишки
приносят книжки,
девчонки
ровняют чёлку и дарят юбчонки.

@музыка: on-the-go

@темы: я, стихами, прозой, мальчики направо, девочки налево

23:28 

не проснулись

никому не важна ширина штанин
каждое утро мы садимся в автобус и едем. или в метро и едем. мы всё время куда-то едем и кем-то бредим. кажется, что вот-то придёт время и всё изменит: будет любовь, будут деньги, будет что-то больше, чем суета от стенки до стенки.
дождь осенний сбивает листья с деревьев, дождь осенний сбивает людей с толку, мы достаём старые воспоминания с полки, смотрим фото, музыку ищем фоном, грустную, желательно не русскую, хотя можно и русскую, главное, чтоб подепрессивней, чтобы грустить красиво.
от себя повернув ключ в замке, пытаемся от себя уйти: кто-то в горы, а кто-то просто в город, пустые вечера, встречи, время не лечит и не калечит, время не садит печень, время лишь вечность, такая короткая вечность для такой преогромной местности.
не зажигаем свечи, жжём электричество; если честно, жмёт где-то в области сердца, когда окажешься в знакомом районе, где уже года три не был, где столько всего было, где столько всего не было, наверху всё такое же небо, колеблется оно же в луже, и сверху, и снизу плывут облака, нас оставили в дураках, но завтра мы постараемся быть там, где всегда хотелось остаться.
а значит, пора собираться, становиться краше, лучше, чистить ботинки и душу; раны не бинтовать, снова кого-то звать, снова кого-то ждать, море не волновать; знаешь, тонуть в чьих-то глазах гораздо хуже, чем в луже.
знаешь, тонуть в чьих-то глазах гораздо лучше, чем в луже, но ты садишься в автобус и едешь, садишься в метро и едешь; знаешь, кто-то тобою бредит, знаешь, кто-то в тебя верит, кто-то тебе верит, и это время - твоё время, минута, чтоб что-то сделать, на листе написать белом: "вылечи меня своим бредом, сядем рядом и будем летом, таким тёплым и глупым летом, ярким, бесценным летом"

@музыка: david holmes

@настроение: bedroom

@темы: я, стихами, простыня, прозой

22:02 

скорость (триптих)

никому не важна ширина штанин
на последней скорости мы рвём когти изо всех своих дёрганых сил, приближая себя к финишу, но так и не научившись отличать иврит от идиша, китайцев от корейцев, корейцев от японцев, накидки от пончо и виллы от ранчо.
раньше мы были суетными недоростками, думали быстро, считали просто, до десяти, не более, без боли приближая и удаляя от себя тела небесные и земные, мы не злые, точнее, были не злые.
из золы выгребая битые цветные стёкла, плачет девочка со щеками блёклыми, так и провожаем жизнь в небе облаком, всё, что дорого - побоку, а всё, что важно - потерять страшно, вот и оставляем каждый день дома честь, совесть, ключи, телефоны, фото, кто-то любит кого-то просто так, а не за что-то, вот она, та самая игра - не на счёт, а на честность по числам чётным.
чё там - все такие из себя дерзкие и чёткие, а как заглянешь, мелочные и чёрствые?
не скупись, брат, подай копеечку, даст бог, воздастся - купишь иномарочку, склеишь девочку, поедете к океану рассекать по волнам на сёрфе - она в стрингах, ты в плавочках, вот только лучше ли тебе, чем тем бабушкам у твоего падика на лавочке?
благодари высшие силы за то, что живы отец и мать, сам в будущем - зять, не влиятельный дядь, зато можешь крепко спать и спокойно по ночам гулять, а ты всё куда-то носишься, сломя башку, замороченную учёбами и погодами, а как в зеркало посмотришься - где же я?
вот он я, воткнутый зубочисткой на карту города, холодно по весне в кроссовках, толпа в трамвае - для массовки, тлеют дни на кончике морального облика курильщика и пьяницы, нравится улыбаться сквозь пальцы - иди работать, париться в офисе, с голубями тебе на голову срущими своими заботами, ноутами, проводами, обедами, денежными переводами.
остановись на пять минут, ну хоть давай на три, вытри нос, я знаю, что у нас внутри, мы - вода ровно на восемь десятых тела, заявление смелое, но отнюдь не новое.
а что нового вообще может быть в мире, где люди стреляют друг другу в головы и целуют друг друга в головы? всё в головы, и хоть бы раз в сердце, я бутон, распускающий изнутри своё тепло, давай вместе греться
***
всё правильно сделали - на мель выплыли и осели, в голове появились стены, старые темы на меморандуме разобрали, выли, мы снова пристали к пристани и сами стали как тени.
здесь автобус блюёт порциями старушек, ушло выворачивая нутро на потную кожу асфальта, еле белеет парус кальки, с которой списывать портреты тех, кого завтра пристрелят из вальтера перед сидящими за партами.
картами стелится путь, на практике дорога трясёт комками, чувствуй ногами моногамию - с выбранной стезёй вместе навеки, медяки на веки, по весне умирают чаще, чем по осени, косыми взглядами в тебя бросили, а ты не оглядывайся, посиди, поседей, распусти голубей, пусть ломают крылья, но уже не тебе.
пусть любовь твоя хранит живых и чтит ушедших, пусть любовь твоя хранит живых и чтит ушедших в настоящем, будущем, прошлом, точно и непошло, закон - дышло, куда хочешь, туда и вышло
***
мне с тобой по пути, но не с тобой вместе, такие вести, было бы лето, треснули б по двести, а то и по триста игристого, так, чтобы я стала спокойней, а ты неистовей.
снег дорогу белит, ты - равномерно прекрасный бездельник, четверть всех увиденных концертов, половина выученных песен, бесит не то что бы твоя известность, а то, что мне известно, что наши с тобой местности лежат не в одной плоскости, а в параллельных, равноудаленных, невзаимных, не влюблённых, отдалённых, зелёных, бренных, тленных.
здорово, давай, до завтра, не мычим, не телимся, трамвай беспечно несёт тебя в метель, я бы хотела с тобой, да вечно тороплюсь куда-то, на последней скорости рву когти из всех своих дёрганых сил, приближая себя к финишу, но так и научившись отличать ложь от спасения, мысли от смыслов, воробьёв от чаек и любовь от отчаяния.
запись создана: 26.03.2012 в 22:48

@музыка: block party

@настроение: i still remember

@темы: прозой, письма воображаемому себе, мальчики направо, любовь, стихами, это пиздец, я

14:53 

никому не важна ширина штанин
А давай-ка мы с тобой разберёмся, почему мы всё время срёмся, за чьи принципы, как коты, дерёмся, а ты в глаза мне теперь смотри; осознай-ка, а за что ты и с кем дрался, над чем плакал и смеялся до того, как со мной за руку брался, и видел ли, что у меня внутри?
Если видел - зря объяснять-то тебе, большеглазый, что я отнюдь не соткана из алмазов, и вряд ли бью чужие сердца и даже вазы, что меня в принципе не трогают эти твои рассказы, от которых у девочек заливает глаза; да что там стесняться и мелочиться - никогда не ждала ни коня, ни принца, а вот за тобой всё-таки почему-то хочется волочиться, видно, есть чему научиться, и сердце уже не "против", а даже скорее "за",
если только там, где сердце, кроме мышцы ещё что-то осталось, да и она уж тоже порядком настрадалась. Я ж тебе не Мишель там какой-нибудь Нострадамус, чтобы вот так вот и думать сразу, и сразу верно себя вести, но если ты всё ещё веришь в то, что я из себя изображала вначале, и в то, что бывают дни, когда со мной не бывает печали, если ты всё ещё уверен, что мы успеем на корабль, что без нас отчалил, то тебе, пожалуй, со мной-таки по пути.
Я ведь что с тобой, что без тебя - безвольная сволочь, никогда не приду на помощь, и если ты когда-нибудь мне напомнишь, то я, может быть, сделаю вид, что вина на мне; на деле, никому не должна и не виновата, замечательно ведь делать вид, что всё у тебя пиздато, хотя по подвалу моего мозгового самиздата ходят слухи, что из-за этого вида я вся в говне.
У меня же что ни день - так опять за стенкой, и кто её не пинай коленкой, кто мне за неё не закидывай нетленку - всё равно не пробивают брешь, а мне так хочется иногда страданий, или нежных ночных свиданий, но я же сделана из мяса и костной ткани (кстати, мясо ты зря не ешь),
так что приходится сидеть за стеной и дуться, ведь никто тебе туда чай не принесёт на блюдце, а мне так хочется иногда нечаянно улыбнуться или даже совсем не успокаивать свой внутренний ураган, что прямо хоть сама подкопы делай, хоть сердечки рисуй мелом, или прямо тут на стене и пиши смело: "я люблю тебя, прости меня, мой хулиган",
но ваш грёбаный социум заставил меня закрываться, со всеми сраться и за свои нелепые суждения драться, просто тыкать в ваши добрые чувства пальцем и кричать вслед: "заткнись и быстрей умри!.." И иногда так и хочется во всём этом разобраться, за руки взяться и никогда больше не теряться; плевать, что глаголам с глаголами не положено рифмоваться. Ты внутрь меня смотри.

@музыка: elle goulding

@настроение: lights (lily bizarre remix)

@темы: я, стихами, прозой, письма воображаемому себе, любовь

00:05 

никому не важна ширина штанин
главное - выработать стратегию "я всех люблю" и продолжать так думать, даже если все тебя покинули к чёртовой матери

@музыка: john frusciante

@настроение: the past recedes

@темы: прозой, я

23:41 

lock Доступ к записи ограничен

никому не важна ширина штанин
и д и в л а д

URL
21:58 

никому не важна ширина штанин
как хорошо, что этот логин был свободен.

привет.

@музыка: kodla

@настроение: телефонные звонки

@темы: я, прозой

главная